С наступлением экономического кризиса ситуация с кредитованием российского малого и среднего бизнеса усугубилась

Почему банки отказывают в кредитовании малым предприятиям.

Причин, по которым кредитные организации неохотно кредитуют малый бизнес, несколько:

Требования и просрочки

13 октября глава ВТБ Андрей Костин предложил объяснение проблемы кредитования малого и среднего бизнеса (МСБ), которое вызвало большой резонанс в деловом сообществе: по версии банкира, малый и средний бизнес сейчас в стране не востребован, спроса на его продукцию и услуги недостаточно, поэтому кредитовать этот бизнес невыгодно и рискованно.

Действительно, доля просроченной задолженности по кредитам МСБ сейчас составляет 12,3% (рекорд за время наблюдений Банка России) против 5,2% просрочки в целом по банковскому сектору. Но есть и другая точка зрения на проблему. «Одна из основополагающих проблем, сдерживающих кредитование малого и среднего бизнеса в России, — дефицит информации, необходимой банкам и микрофинансовым организациям для оценки кредитного риска», — написала Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) 16 октября в отчете о проблемах МСБ в России. ОЭСР ссылается на результаты опроса Всемирного банка от 2012 года, согласно которым лишь 22% предприятий-респондентов имели доступ к банковским кредитам. Это значительно меньше среднего показателя для стран с уровнем дохода выше среднего (Россия к ним относится) — 46%. ОЭСР объясняет эту ситуацию в том числе проблемами с оценкой заемщиков: банки не могут адекватно оценить кредитный риск из-за непрозрачной отчетности и низкого уровня централизованного отслеживания кредитных историй или обмена кредитными историями между финансовыми институтами.

По данным отчета банка «Статистика кредитования малого и среднего бизнеса в России»: на 1 сентября 2015 года на малый и средний бизнес приходилось 12,4% (годом ранее — 14,4%). «Замедление темпов выдач новых кредитов, сокращение размеров портфеля, увеличение доли просрочки» — такие тенденции выделяют аналитики МСП Банка. Просроченная задолженность субъектов МСБ выросла на 1 сентября по сравнению с прошлым годом на 212 млрд руб., или 54,5%, и достигла максимума за время наблюдений с 2009 года — 12,25%. При этом в сентябре 2015 года малому и среднему бизнесу было выдано на 17% меньше кредитов, чем в сентябре прошлого года.

Непрозрачный бизнес и неполные истории

Отсутствие полных данных в кредитных бюро, несоответствие между управленческой (реальной) отчетностью и отчетностью официальной, значительная доля серого оборота — такие проблемы перечисляет Илья Васильев, вице-президент, заместитель директора департамента обслуживания клиентов малого бизнеса ВТБ24. Именно из-за низкой прозрачности растет стоимость риска, а значит, растут требования к залогам, потому что банкам нужно компенсировать недостаток информации. Действительно, не все свои операции, не всю выручку предприятия проводят по расчетному счету, рассказывает Евгений Курасов, директор департамента кредитования малого, среднего бизнеса и розничных клиентов Промсвязьбанка. Качество оборотов, диверсифицированность, количество поступлений по счетам — очень важная информация, объясняет эксперт. И когда оборот у предпринимателя наличный, не отражается в налоговой отчетности, он оказывается «за периметром прямого подтверждения». «В защиту предпринимателей можно сказать, что «сокрытие» реальных данных обусловлено во многом высокой налоговой нагрузкой и административным давлением», — говорит Литянская. По ее словам, банки могут работать и с управленческой отчетностью, но требования Банка России в отношении оценки кредитов при формировании резервов предусматривают оценку рисков на базе официальной отчетности, которая часто не отражает реального положения дел. Из-за того что приходится дополнительно подтверждать информацию, стоимость кредитного процесса растет и оказывается выше, чем в рознице или корпоративном сегменте, объясняет Курасов. При небольших суммах кредитов (по словам эксперта, для малого бизнеса они редко превышают 10 млн руб.) эти издержки оказываются весьма​ значимыми. Еще одна проблема — низкая финансовая грамотность заемщиков и их неспособность «сформулировать внятную стратегию или оценить риски своего собственного предприятия», говорит Виктор Рожков. Банк хочет понимать перспективы отрасли, позицию заемщика на рынке, его конкурентные преимущества, качество управления, взвешенность финансовой стратегии, перечисляет эксперт. «Часто сделать это бывает сложно, потому что клиенты не могут или не готовы в этом банку помочь», — резюмирует он.

Дорогие и недолгие

Кредиты действительно продолжают «укорачиваться», говорит Литянская: «Из общего объема выданных в 2014 году кредитов малому и среднему бизнесу на долгосрочные (свыше трех лет) пришлось около 11%, а по итогам семи месяцев 2015 года — лишь 9%. Для сравнения — в 2011 году эта доля составляла 19%». «При прочих равных условиях уровень риска по кредиту тем выше, чем больше срок кредитования», — объясняет Васильев. То есть за счет более «коротких» кредитов банки ограничивают уровень риска в условиях спада экономики. Второй фактор, который он называет, — снижение спроса на долгосрочные инвестиционные кредиты из-за макроэкономических факторов. «Компании не могут себе позволить длинный горизонт планирования и не готовы к длительной «финансовой кабале», — подтверждает Литянская. С ними соглашается Виктор Рожков: «Спрос на долгосрочное финансирование со стороны заемщиков снижается, и банкам часто сложно найти проект, предлагающий приемлемый баланс между риском и доходностью».

Не все потеряно

«С точки зрения повышения прозрачности малого и среднего бизнеса мы не ждем чудес, но уверены, что такие действия регулирующих органов, как изменения в 218-ФЗ «О кредитных историях», добавляют прозрачности всей системе и позволяют минимизировать потери банков», — рассуждает Евгений Курасов. В соответствии с изменениями в законе с 1 марта у кредитных организаций появилась обязанность предоставлять в БКИ (бюро кредитных историй) расширенную информацию, связанную с заявками, поручителями, залогодателями. «Если в прошлом году мы наблюдали низкий hit-rate [долю клиентов, по которым есть сведения в бюро кредитных историй], то сейчас видим, что информация начинает пополняться. В перспективе одного-двух лет это будет уже значимо с точки зрения принятия решений, позволит строить более точные поведенческие модели», — рассуждает Курасов. «И, конечно, важным фактором оживления рынка кредитования было бы возобновление ​роста и улучшение перспектив экономики», — говорит Виктор Рожков. 

Внесенный США и ЕС в санкционные списки СМП-банк, крупнейшими акционерами которого являются братья Аркадий и Борис Ротенберги, утвердил стратегию развития до 2020 года. В соответствии с документом, в ближайшие несколько лет банк планирует отказаться от кредитования госкомпаний, резко увеличив число и объем кредитов малому и среднему бизнесу (МСБ), а также физическим лицам, сообщает «Коммерсантъ». «Если сейчас розница занимает лишь 8%, то в будущем ее доля вырастет до 20% за счет ипотеки и других видов кредитов. Для этого сейчас в банке создается кредитный конвейер, который позволит на порядок увеличить количество обрабатываемых заявок. Мы также планируем рост МСБ с нуля до 10% кредитного портфеля», — пояснил председатель правления СМП-банка Александр Левковский. «Так как в настоящее время Группа ведет свою деятельность на территории Российской Федерации и проводит большую часть операций в рублях, по оценке руководства Группы, указанные экономические санкции не окажут существенного влияния на операции и финансовое положение Группы», — отмечается в отчете СМП-банка за первое полугодие 2015 года.